• Русский
  • Українська

21 жовтня у Покровському монастирі буде прославлено схиігуменю Софію (Гриньову)

Схиігуменя Софія (Гриньова)

У неділю, 21 жовтня, у Покровському жіночому монастирі м. Києва відбудеться чин прославлення у лику місцевошанованих святих сповідників Київської єпархії схиігумені Софії (Гриньової) (+ 1941). Богослужіння очолить Блаженніший Митрополит Володимир.

Рішення про прославлення схиігумені Софії (Гриньової) в лику святих та шанування в межах Київської єпархії (журнал №70) було прийнято на останньому засіданні Священного Синоду УПЦ, яке відбулося 25 серпня в Києво-Печерській Лаврі.

Пам'ять схиігумені Софії, яка була засновницею обителі на честь ікони Божої Матері «Утіха та Відрада» в Калузькій губернії та настоятельницею Покровського монастиря в Києві, звершуватиметься 24 березня/4 квітня (день кончини) та 28 квітня/11 травня (день знайдення мощей) за старим і новим стилем відповідно.

Сповідницький подвиг матінки Софії

(з книги Олени Концевич «Схиигуменья София, настоятельница Покровского монастыря в Киеве. 1873-1941» та щоденника Сергія Нілуса «На берегу Божьей реки»).

Во время игуменства матушки Софии в Киевском Покровском монастыре – приближалась война, и на горизонте собирались чёрные тучи. С наступлением рокового 1914 г. началась война с немцами. В Покровском монастыре был открыт лазарет. В 1917 г. последовало отречение Государя от престола. Осенью того же года был убит митрополит Киевский Владимир (Богоявленски). Весной Киев заняли немцы, и с ними началось призрачное Украинское управление во главе с гетманом Павлом Скоропадским. С уходом немцев осенью того же года свирепствовали разные банды, пока Киев не заняла добровольческая армия. С её отступлением утвердились большевики...

Покровский монастырь был закрыт ранее других. Прежде всего, арестовали игуменью Софию. Мария Евгеньевна пишет: «Увезли мою сестру в тюрьму (как она это раньше предчувствовала). Увезли в открытом автомобиле, посадив между двумя комиссарами. При виде этой тяжёлой картины, бедные, осиротевшие сёстры с воплем и слезами бежали за машиной. Они теряли в лице игуменьи нежную, любящую мать». «С этого момента, — продолжает Мария Евгеньевна, — начались страдания м. Софии. Её переводили из одной тюрьмы в другую».

Это же подтверждает мать игуменья Ангелина, бывшая монахиня Покровского монастыря, уехавшая в Сербию в 1926 г. В письме от 21-го ноября 1950 г. она пишет:

«Господь посреди нас, дорогая госпожа Елена. Письмо Ваше я получила и всё поняла, что Вы спрашиваете. Я жила в Киеве до 1926 г.. Игуменья София много страдала все время, её водили из тюрьмы в тюрьму. После этого игуменья София получила свободу и жила 25 верст за Киевом. После этого вернулась в Киев, поместилась у своей родственницы, близини <вблизи> монастыря Покровского.

Когда я верталась на свою родину, м. иг. София меня благословила. Последную <напоследок>, т. е. при разлучении, напоила меня чаем с печеньем, перекрестила и поцеловала меня в горьких слезах, мы расстались, разлучились. Долго прошло времени, что я ничего не знала об любимой матушке и любимом Покровском монастыре. Я решилась и написала письмо у Покровский монастырь. Ответ скоро получила. Пишет мне новая игуменья Е., что м. София умерла.

Теперь я пишу от себя: я жила у игуменьи Софии 13 лет. Очень много научилась от неё. Игуменья София была просто святая душа, полна духовных подвигов и милосердия. Игуменья София каждого скорбящего утешала, помогала. Было, когда я возьму св. богослов <благословение> и поцелую ручку иг. Софии, я в этот день, как на крилах, полна духовной радости. Я очень уважала и духовно любила иг. Софию, а иг. София меня также, всегда меня жалела, что я так далеко от своей родины. Имела бы ещё писать об доброй, мудрой иг. Софии, но кончаю. Бог милосердный принял И. С. у вечность, там на небе, где правда живьет.

Вечная успомена <упокоение> и духовечная память доброй, духовной, мудрой мученице иг. Софии.
Остаюсь грешная игуменья Ангелина.
21. ХI. 1950
».

Сколько раз арестовывали м. Софию, сколько времени она провела в тюрьмах — неизвестно. Но известно, что настоятель храма в Покровском монастыре прот. Димитрий Иванов, также как и м. София, долго просидел в заключении.

Тогда же, сразу после революции, Церковь переживала раскол. Возникновение Живой Церкви внесло большое неустройство в церковных делах...

Сохранилось свидетельское показание архиепископа Леонтия, которое запечатлевает факт исторического подвига отца Димитрия Иванова и матушки Софии в их решительном отметании от «сергианства» и вступление в ряды «иосифлян». Таким образом, в Ирпене образовался некий центр:

«Отец Адриан /Рымаренко/, ныне архиеп. Андрей, сообщил нам лично подробности о жизни м. Софии в Ирпене. В той же вилле жил и о. Димитрий /Иванов/ со своей семьей. Вилла, принадлежавшая г-же Бабенко, в прежнее время была собственностью польского магната. Стены были увешены гобеленами. В зале висело огромное изображение преп. Серафима, молящегося на камне, в вышину всей стены. Там же висел прекрасный образ Божией Матери и стоял крест. Но зала имела вид салона. Ночью в 3 часа зала преобразовывалась и превращалась в церковь. Пел чудесный монашеский хор. Монахини жили в частных домах и собирались ночью к богослужению».

Несмотря на всю конспиративность, монашеская община была обнаружена в «Ежовское» время (1937 г.). Монахинь арестовали и вывезли в оленеводческий совхоз, на крайний север, на какой-то остров в сторону Камчатки.

Игуменья София при разгроме Ирпенского общежития не была захвачена. Очевидно, в это время она находилась в другом месте.

В последнее время до нас дошли сведения, относящиеся к последним годам жизни матушки Софии. Во-первых, что она была пострижена в схиму епископом Дамаскиным. Во-вторых, что она жила в колхозе в центральной части России, близ г. Серпухова, где и умерла.

Пострижение м. Софии в схиму могло произойти в 1934 г. – именно тогда епископ Дамаскин прибыл в Киев из Соловецкой ссылки и пробыл там несколько месяцев. Вскоре епископ Дамаскин был снова арестован и выслан на Восток, к границам Азии.

О её последних минутах узнаем из письма, написанного сестре матушки Софии Марии Евгеньевне от племянницы, которое во время войны пришло через Швейцарию во Францию. Оно написано 6 апреля и получено 15 июня 1941 г.:

«Многоуважаемая Мария Евгеньевна! Пишет Вам одна из дочерей Вашей сестры Софии Евгеньевны. Она поручила мне ещё года два тому назад в случае её смерти известить Вас об этом. И вот этот страшный момент наступил! Наша ненаглядная София Евгеньевна скончалась 4-го апреля нового стиля в 1 час 25 мин. дня. Последние три года она страдала мучительной болезнью. У неё была бронхиальная астма, которая вначале выражалась легкими припадками, затем они стали учащаться, прибавилось ещё и заболевание сердца…

Смерть её наступила неожиданно, несмотря на то, что ожидать это горькое событие можно было каждый день. С утра она чувствовала себя не хуже обычного. Она попросила одну из любимых ею книжек и, отправив бывших при ней детей, осталась одна... Из соседней комнаты было слышно, как она переворачивала страницы книжки и вдруг она закашлялась. Ей стало трудно дышать... это продолжалось три часа... Дыхание становилось всё труднее, всё реже, глаза были ясные, всё понимающие, они смотрели на иконы, потом она перевела их в другой угол на любимый свой образ, потом быстро и крепко закрыла их, и больше эти дорогие, ясные глазки уже не открывались...».

orthodoxy.org.ua