• Русский
  • Українська

Монашеское служение — это служение молитвой (Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Как можно кратко охарактеризовать монашеское служение? Есть ли разница между древним и современным монахом? Кто такой монах сегодня? Отвечает схиархимандрит Авраам (Рейдман), духовник Ново-Тихвинского женского монастыря и Свято-Косьминской мужской пустыни (Екатеринбургская епархия).

— Как можно кратко охарактеризовать монашеское служение?

— Основой монашеского служения, как в древности, так и сейчас, является молитва и послушание. А сейчас, может быть, даже в большей степени, потому что телесные подвиги едва ли возможны для подавляющего большинства современных людей. Монашеское служение Церкви состоит в служении, прежде всего, молитвой. И когда от монашества требуют деятельности, не свойственной ему, то есть погружающей его в мирскую суету, то это может нанести ему непоправимый вред. И таким образом, не будет пользы ни Церкви, ни обществу, ни тому монаху, которого вовлекли в мирские дела, — из него не выйдет ни хорошего мирянина, ни достойного монаха.

Монашество — это мученичество. Так говорили и древние отцы, об этом же писал и святитель Игнатий (Брянчанинов). Монашество — не бегство от мирских трудностей, а взятие на себя креста. Конечно, и мирская жизнь, то есть семейная жизнь православных христиан — это также подвиг, крестоношение. Истинные миряне служат Богу воспитанием детей, добрыми делами и совершают свое спасение в чрезвычайном напряжении. Но традиционно подвиг монашеский считался более трудным.

— Есть ли принципиальное отличие между монашеством древним, ранним русским монашеством, монашеством Синодального периода и современным. Кто такой монах сегодня?

— Вопрос очень сложный. Чтобы ответить на него, нужно хорошо знать историю монашества. Могу только сказать словами схимонаха Архиппа Глинского (1825–1896), ныне причисленного Украинской Православной Церковью к лику святых. «Мы не можем поститься и подвизаться, как древние: будем есть, трудиться и смиряться, и Бог помилует нас».

Я считаю, что суть монашеского делания не меняется. И в древности, и сто лет назад, и в наше время — всегда монашество держалось на двух столпах: молитве и послушании. Впрочем, возможна такая ситуация, когда рядом нет опытного наставника и некому оказывать послушание. Тогда надо руководствоваться святыми отцами. Такое наставление дал в одном из своих посланий еще преподобный Нил Сорский. Он говорил (я не точно цитирую, а передаю смысл его слов): если есть рядом человек, живущий по святым отцам и учащий согласно их преданию, то нужно слушаться его, а если такого нет, то нужно руководствоваться непосредственно святыми отцами.

Если этот совет был актуален в XV веке (то есть уже тогда было трудно найти опытного наставника), то тем более он актуален в наше время. Нельзя ни отрицать совершенно послушание, как делают некоторые, ни абсолютизировать его и говорить, что нужно слушаться любого человека и якобы через него будет Дух Святой говорить ради нашей веры. Конечно, исключительные случаи были в истории Церкви, но нельзя исключение делать правилом. Нужно сохранять благоразумие.

На мой взгляд, признаком духовно опытного пастыря является то, что он не только сам наставляет, но и всегда настаивает на том, чтобы его пасомые читали святых отцов. Когда подвижник нашей епархии настоятель Верхотурского монастыря преподобный Арефа Верхотурский (1865–1903), будучи благочинным монастырей, пытался возрождать в них духовную жизнь, то первое, что он делал, — понуждал заводить библиотеки со святоотеческой литературой. Вот это, мне кажется, очень важно.

Имеешь ли ты наставника, или, как это, к сожалению, часто бывает, нет рядом с тобой опытного человека, в любом случае ты должен руководствоваться святыми отцами. И можно сказать, повезло тому человеку, который имеет духовного наставника, способного руководить и в чтении.

Изучение святых отцов нужно начать с творений святителя Игнатия (Брянчанинова), потом обратиться к писаниям других русских святых отцов. Кстати, попытку собрания важнейших творений русских подвижников сделал наш Ново-Тихвинский монастырь в недавно выпущенной книге «Трезвомыслие». Прочитав эти творения, можно приступать к изучению древних отцов, которых иначе, без предварительной подготовки, мы просто не поймем.

Ничего нового я сказать не могу. Всё это уже известно и сказано жившими прежде нас. Когда я пытался в молодости своей изобрести что-то такое особенное в духовной жизни, чтобы можно было быстрее совершенствоваться, на всякую мою выдумку мой духовник, глинский постриженик игумен Андрей (Машков), отвечал: «Петр (так звали меня в миру), всё уже придумано. Молись, и всё». Поэтому обратимся к святым отцам: и духовники, и игумены, и игумении, и, конечно же, пасомые ими духовные чада и насельники монастырей.

pravmir.ru