• Русский
  • Українська

Хорошо быть монахом! (Игумения Антония (Минина)

Зачастую современные люди считают, что в монастырь уходят из-за несчастной любви, из-за какой-либо трагедии в жизни, по бедности, по болезни и т. п. Вероятно, такие случаи встречаются, но это исключения.

К монашеству стремятся люди жизнерадостные, вполне благополучные в прошлой мирской жизни, образованные.

Кто-то даже пошутил: «Ну, к вам в монастырь без высшего образования и не попадешь!»

Как же так? По мирским понятиям, образованный человек губит свою карьеру, уходя в монастырь, будто попадая в тюрьму. «Бедные, у вас же совершенно никакой свободы, сидите в четырех стенах, словно заключенные!» — вот что приходится часто слышать. Но свобода ли в миру? По мысли прп. Антония Великого, именно мирские люди несвободны, поскольку являются рабами своих страстей, а истинная свобода состоит в том, чтобы научиться управлять своими желаниями и не следовать им, — чему и учатся в монастыре.

Часто именно образованные или обеспеченные люди, начиная воцерковляться, вдруг обнаруживают свою зависимость (и духовную, и физическую) от так называемых «благ цивилизации», которые по сути своей не «блага», а зло, убивающее душу. Имея престижную профессию, неожиданно понимаешь, что то, чем занимаешься, — пустота...

Когда человек учится быть православным, он сталкивается с вечностью, а современная жизнь исключительно временна, сиюминутна... Кроме того, слово «православный» в нашем сознании неизменно связано со словом «русский», а в современной России «русским» быть вроде как и стыдно, настолько заполонила и покорила нас западная цивилизация. Приходя в монастырь, мы заново учимся быть русскими, сознательно отгораживаясь от лишней информации, развлечений, опустошающих душу.

Какова же цель монашеской жизни? Конечно, спасение! Каким образом? Путем трудного преодоления в себе себялюбия и эгоизма, благодаря послушанию — этой главной монастырской науке, — и с надеждой на помощь Божию. Без послушания монашества не существует. По учению святых отцов, новоначальные должны сперва учиться послушанию, а затем молитве. Именно послушание старшим помогает обрести свободу от желаний самолюбивого сердца, от «Я хочу».

Конечно же, высшее образование и в монастыре пригодится: был бухгалтером — станешь казначеем, был музыкантом — станешь регентом, был художником — станешь иконописцем... Но — не сразу! В нашей обители, по благословению Матушки и духовника, сначала все проходят коровник и трапезу, то есть получают «монастырское образование», чтобы сбить «интеллигентскую спесь» и, делая непривычное доселе, освободиться от так называемого «я могу!» и «я умею!».

Надо сказать, что, даже имея какое-то постоянное послушание, сестры несут и другие — это помогает научиться ценить чужой труд и быть всегда готовым помочь сестре. У нас небольшая обитель, около 30 человек, и мы стремимся научиться жить одной духовной семьей — это то, к чему нас непрестанно побуждает наш духовник, говоря: «Учитесь любить друг друга, учитесь не бояться друг друга!» Физический труд у нас разделен на всех, каждый старается по силам — и старшие, и младшие. Нет различия между монахиней и новенькой сестрой — все трудятся наравне, это устраняет официальность в отношениях.

Очень важную роль в нашей жизни играет час общих послушаний — когда все сестры во главе с Матушкой, независимо от основного послушания, собираются вместе, чтобы прополоть огород, окапать деревьев, убрать урожай или почистить снег. То, что один человек делал бы несколько дней, вместе можно сделать за час.

Клирос в нашей обители является постоянным общим послушанием — поют все, кто может, независимо от способностей, которые, вообще-то, есть у всех. Присутствуя на клиросе, легче всего научиться разбираться в церковном Уставе, молитва становится осмысленной.

Часто говорят: «Я не умею петь, и никогда не научусь!». Это неверно. Слух есть у всех, просто надо его развивать. У многих «непоющих» раскрываются певческие способности, даже таланты.

То же можно сказать и о таланте художественном. Когда шла роспись храма, в ней участвовали практически все сестры — кто фон раскрашивал, кто полотенца рисовал, кто орнаменты. А теперь, когда роспись кончена, желающие просто рисуют — творчество помогает справиться с унынием.

Часто сталкиваешься с вопросом мирских людей: «Бедненькие девочки, вы такие молодые, зачем же свою жизнь в монастыре губите? Ведь столько развлечений, пожили бы еще в свое удовольствие!» Что сказать на это? Когда попадаешь в монастырь, то открываешь для себя жизнь буквально заново, и все мирские «сладости» кажутся пресными и пустыми по сравнению с этой, настоящей жизнью. Верно подметил один из бывших институтских преподавателей наших сестер: «По-моему, это у нас, мирян, серые будни, а у вас — полноценная яркая жизнь!»

Одна паломница, прожив у нас несколько дней, с удивлением сказала: «Мне говорили, что монастырь — это чуть ли не казарма с дедовщиной, а у вас тут почти как институт благородных девиц — все поют, рисуют, да и общаетесь вы по-человечески».

Безусловно, пение и рисование — это таланты, дарованные Богом почти всем, но даже если этого нет, — у каждого человека заложен талант любить, который нужно развивать всю жизнь, и совершенства редко кто достигает. Монастырское общежитие направлено именно на развитие таланта любви к ближнему, недаром поет Царь Давид: «Се, что добро, или что красно, но еже житии братии вкупе» (Пс. 132:1). Приходя из мира, который устроен по закону «Я и всё для меня», очень сложно перестроить свое самолюбивое и эгоистичное сердце на любовь, даже хотя бы интерес к кому-то, кроме себя, Тут-то и начинаешь учиться молиться — без помощи Божией себя не одолеть. Так молитва становится неотъемлемой частью нашей жизни, а обязательное общее монашеское правило — не просто затверженными словами и перебиранием чёток, а искренней мольбой о помощи и помиловании.

Именно живя в монастыре, многие из нас начинают воцерковляться, детство-то было далеко от Церкви, почти все пришли к вере уже в сознательном возрасте. Для того чтобы быть православным, надо знать, что такое Православие, что такое Церковь — для этого священники проводят с нами занятия по Катихизису, отвечают на все вопросы. Бывает, что Матушка благословляет кому-либо из сестер подготовить тему и выступить с «докладом». Так, недавно мы изучали вычисление Пасхалии — «вруцелето».

Неотъемлемой частью жизни сестер уже несколько лет является сезонный лагерь для девочек, приезжающих на каникулы. В монастыре они приобщаются к молитве, поя на клиросе с сестрами, и к труду — помогая на всех послушаниях, — и в коровнике, и на трапезе, и в пекарне, и в храме. Опыт подсказывает, что эти городские девочки, не расстающиеся с телефоном и интернетом, с удовольствием (правда, не сразу) втягиваются в нашу «деревенскую» жизнь, учатся доить, печь хлеб, полоть грядки и т. п. Конечно, не оставлям мы их и без развлечений — если зима, катаем на санках, играем в снежки; если лето — водим купаться, устраиваем костры с песнями. Занимаемся с ними рисованием, готовим концерты и сценки. Пытаемся заинтересовать их чем-то настоящим, а не виртуальным. Кроме того, некоторые сестры, по послушанию, проводят катехизаторские беседы с детьми и их родителями в детском оздоровительном лагере «Родник», находящемся рядом с монастырем.

Что сказать? Православных встречается немного, хотя «верующими» считают себя почти все. Иногда бывают и курьезные случаи. Например, одна из родительниц в процессе беседы вдруг задает вопрос сестре: «Скажите, а какой вы маской для лица пользуетесь, чтобы кожу сохранить?». Приходится отшучиваться, что, мол, встал в 5 утра и трудишься весь день — и никаких масок! Или, разбирая с детьми заповедь «не сотвори себе кумира», вдруг слышишь от семилетнего ребенка: «Ну, нет! У меня на первом месте компьютер, а потом уже Бог!». Печально, есть над чем задуматься.

Бывает, что нас спрашивают: «Вы, наверное, никогда не отдыхаете, никак не развлекаетесь?» И отдыхаем, и развлекаемся — все вместе, как и трудимся, как и молимся. Когда нет поста, Матушка устраивает нам общие чаепития — летом с самоваром под березами, или в лесу с костром, где рассказывает нам что-либо, читает, а потом мы обязательно поем песни: духовные канты, русские народные, или военные, которые всем знакомы, и старым, и молодым. На дни Ангела сестрам всегда пекут именинные пироги с разными рисунками (именинница угощает всех, конечно же).

Периодически мы ездим в паломнические поездки — были в Киеве, в Печорах, в Оптиной и в Дивеево, в Толге, Ярославле и Ростове. Но самым любимым местом остается Троице-Сергиева лавра, от которой наша обитель и находится неподалеку. Скучать некогда!

В процессе общения с сестрами люди часто отказываются от своего предубеждения против монашества, и слышишь порой такое: «Да вы счастливее всех нас!» Монашество — это не бесконечные посты и постные лица, это истинная радость от обретения жизни в Боге и ради Бога. Даже древние святые отцы говорят, что монах должен быть всегда радостен. Правда, важно отличать радость от смехотворства, которое приносит лишь духовное опустошение и уныние. Радость, по слову апостола Павла, связана с молитвой; пустой смех же молитву убивает. Монашеская жизнь и должна состоять в том, чтобы и радоваться о Боге, и непрестанно молиться и плакать о своих грехах, как это ни парадоксально звучит. Если не будешь плакать о грехах, то и видеть их не будешь в себе, соответственно, станешь высматривать их в других. За грехами не увидишь образ Божий в человеке, не сможешь его любить и почитать, а, по слову апостола Иоанна Богослова, — если брата, которого видишь, не любишь, то как Бога, Которого не видишь, полюбишь? (см.:1 Ин. 4:20). О чем же тогда радоваться?

Часто наш духовник на проповеди говорит мирским людям: «Вот вы видите сестер. Вам кажется: монашество — это так красиво! Клобуки, мантии, все парами ходят. А вы не знаете, что за этим стоит, какой труд». Да... каждая из нас знает, какой труд, и сколько еще предстоит — мы ведь только в начале пути. Как писал прп. Иоанн Лествичник: «Если бы люди знали, как трудно монахам, никто бы не пошел в монастырь; а если б знали, какая награда им уготована на небесах, в миру бы никого не осталось!» Да, мы немощные, мы искалеченные современным миром, и погибли бы, если б не надеялись на помощь Божию и Пресвятой Богородицы, Чей чудотворный образ «Скоропослушницы» хранит нашу обитель.

pravoslavie.ru