• Русский
  • Українська

Лабиринты сознания. Виртуальная реальность внутри нас (Светлана Коппел-Ковтун)

«...ибо полагаю человеконенавистничеством и уклонением от Божественной любви потакать заблуждению, отчего уже впавший в него еще больше повреждается»
Преподобный Максим Исповедник

Время подмен.
Сознание и информационные войны

В кинофильмах часто мелькает такой сюжет: преступники, желающие ограбить банк, подменяют картинку на мониторах охранников и затем, под её прикрытием, беспрепятственно действуют.

Точно то же самое можно проделать с сознанием человека — подменить картинку реальности. Сознание — это нечто вроде зеркала, отражающего действительность: чем вернее, точнее картинка в воображении, тем адекватнее действует человек. По большому счету покаяние — это как раз процесс, приводящий воображаемую картинку в соответствие с реальностью. Не зря так высоко ценится дар рассуждения — ведь здраво рассуждать (и действовать) можно, лишь адекватно воспринимая себя, события и мир вокруг.

Когда злоумышленники подменяют картинку реальности, они автоматически переключают на себя управление и как бы устанавливают «ненасильственный»[1] контроль над личностью, ведь люди действуют, исходя из того, какую картинку видят.

Герой американо-французского фильма «Иллюзия обмана» (2013, режиссёр Луи Летерье) произносит такую реплику: «Что такое магия? Нацеленная дезориентация!». Пример такой «магии», применённой политтехнологами-манипуляторами — фашисты, упорно называющие антифашистов фашистами. При активной поддержке этой «модели», а по сути мифа, в СМИ, массы будут дезориентированы и оболванены, и пойдут убивать своих героев. Не таким ли способом фарисеи настраивали против Христа иудеев, кричавших сначала «Осанна!», а потом «Распни Его»?

Что происходит с человеком, в сознание которого внедрена ложная картинка, ложный образ, ложное представление? Его сознание отрывается от реальности и погружается в ложную, подменённую виртуальную реальность, в некие лабиринты сознания, блуждать в которых можно бесконечно, а вот выйти назад (покаяться) с каждым шагом вперёд (в лабиринты) становится всё труднее. Для покаяния требуются шаги назад...

Когда сознание оторвано от реальности, оно становится похожим на мыльный пузырь, который плавает внутри какого-то замкнутого пространства. Он ни с чем не связан, ни с чем не соотнесён, он не имеет возможности объективного суждения, т. к. объективация возможна только через соприкосновение с реальностью.

Но ведь реальность осталась на месте — кто-то возразит. Да! Только воспринимающий её инструмент повреждён, а значит: не столь важно что происходит на деле, важно, что напишут об этом газеты (Оруэлл, «1984»). Этот природный феномен лежит в основе информационных войн.

Люди, как правило, легкомысленно, небрежно относятся к словам, а во время подмен это крайне опасно — можно потерять не только страну, но и «суверенитет» собственного сознания, т. е. оказаться исполнителем чужой воли и даже не заметить этого. Так, все жертвы манипуляций во время цветных революций (наёмники, само собой, не в счёт) совершают нелогичные поступки и даже могут действовать вопреки собственным реальным(!) интересам. Манипулятором внушается иной образ мира, чем есть на самом деле, и человек действует, исходя из ложного видения, понимания. Такой «мыльный пузырь» — псевдосознание и руководит «сознательными» поступками обманутого. Виртуальный муляж мира, ложная картинка — ключ к управлению миром реальным.

Наше представление — это некий гарант последующих действий: от воспринимаемой картинки в голове зависит оценка происходящего, принятие решений и, в конце концов, действия, поступки. Человек — это как бы набор автономных процессов (химических, биологических, психических...), которые не находятся под контролем сознания. Если понимать «как это работает», т. е. если знать логику процессов, можно легко программировать поведение человека через подмену представления.

Скажу больше, каждый человек, который не познал себя, имеет все шансы оказаться контролируемым и ведомым кем-то другим. В этом смысле развитая (в христианском понимании) личность — неудобный объект для манипуляторов: она себя наблюдает и блюдёт. К сожалению, преобладающее большинство живёт иначе, и потому возможны информационные войны. Неконтролируемое хозяином (индивидом) сознание берётся в плен манипуляторами, ради достижения тех или иных целей. Оно, по сути, подменяется псевдосознанием, и человек становится в некотором смысле душевнобольным: он теряет контроль над собой и способность воспринимать что-либо, кроме дозволенного манипулятором. Отсюда бесполезность дискуссий с людьми, сознание которых подверглось такому насилию. Аргументы, с помощью которых можно что-либо доказать или объяснить, просто некому воспринять — хозяин сознания улетел в виртуальный космос, созданный для него манипулятором. Он живёт в воображаемом мире и действует, исходя из того, что воспринимает его повреждённое агрессором сознание.

Но чаще сознание не совсем отрывается — не становится мыльным пузырём, а лишь немного смещается. Это происходит при постепенной подмене, когда манипулятор внедряет в сознание не новую картинку целиком, а действует пошагово, пиксель за пикселем, отвлекая внимание человека от подлинно значащего и подменяя смыслы лишь некоторых понятий. Об этом приёме обмана человека говорит и Льюисовский Баламут, т. е. в подобное состояние искривлённого, смещённого сознания попадет человек и погрешая по своей воле. Ведь грех — это промах, непопадание в цель, но не потому что человек стрелять не умеет, а потому, что его восприятие искривлено ложным (греховным) видением. Баламут говорит, что настоящее зло, настоящую ложь человек отвергает, потому приходится хитрить: надо говорить правдивые слова, давать настоящие советы, но несвоевременные, как, например, правильные для пожара инструкции внушать во время потопа. Обманутое сознание не сразу понимает свою ошибку, т. к. в самой «инструкции по спасению» ошибка не содержится. Слова верные, но неверно прилагаются и применяются — не вовремя, не по назначению. Собственно, с богословской точки зрения, грех отвечает на вопрос «КАК?», на не на вопрос «ЧТО?», то есть важен именно образ, способ действия, использования (как всем известный нож, который можно использовать во вред или во благо).

Таким образом, манипулятор, если Вы его сразу не определили как агрессора, а допустили к себе как друга и советчика, действует по той же логике, что и бесы во время искушения. Помните эту схему? Враждебный помысел, внимание и собеседование с ним, согласие с ним в сердце, действие. Манипулятор внушает помысел через внедрение ложного образа, а дальше идёт расчет на логику процессов и самостоятельное развитие «посева».

Смещённое сознание как бы заводит человека одной ногой, одним пальчиком ноги, всё в тот же виртуальный лабиринт, и если человек не ощутит подмену на этом уровне (например, сердце ему подскажет: что-то не так, что-то не то...), то второй шаг в лабиринты псевдореальности он сделает уже сам, просто потому, что будет двигаться вперёд. И чем дальше вперёд, тем большим будет становиться разрыв между реальностью и воспринимающим её сознанием. С каждым шагом внутрь лабиринта, человек будет всё больше отдаляться от истины, от себя настоящего, его личность будет всё больше виртуализироваться, согласуясь с подменённой реальностью, а возврат назад, покаяние, будет становиться всё более затруднительным, требующим большого напряжения сил — подвига. Не о том ли нас предупреждал свт. Василий Великий, говоря: «Тот кто смотрит на зло без отвращения, тот скоро станет смотреть на него — с удовольствием»? Не потому ли станет возможным, что «настанет некогда время, и человеки вознегодуют, увидев неподверженного общей болезни, восстанут на него, говоря «ты по преимуществу находишься в недуге, потому что неподобен нам» (Отечник, пар. 41). К приведённым выше словам прп. Антония Великого свт. Игнатий Брянчанинов добавлял: «здесь весьма не лишним будет заметить, что этому одному надо очень остеречься помыслов ложного смиренномудрия, которые не преминут быть предъявлены ему демонами и человеками, орудиями демонов. Обыкновенно в таких случаях плотское мудрование возражает: неужели ты один прав, а все или большая часть людей ошибаются. Возражение, — не имеющее никакого значения. Всегда немногие, весьма немногие шествовали по узкому пути: в последние дни мира путь этот до крайности опустеет».

Когда произойдёт аналогичная подмена на уровне ценностей, человек окажется в роли голодного Буратино, который вместо реального котелка с пищей будет иметь перед собой его изображение, картинку.

Суть манипуляторской подмены — как раз отрыв от реальности, подмена реальности картинкой: бутафория вместо настоящего. «Мерзость запустения».

Есть ещё один очень важный результат погружения человека в иллюзионное пространство — разделение. Помните, Господь завещает нам: будьте едины! Но единство достижимо только во Христе, который есть Истина. Путь к жизни в Истине — покаяние, т. е. соотнесение своего восприятия реальности с реальностью, смирение (знание меры, согласование своей личной правды с Истиной). Человек, находящийся в ложной виртуальной реальности, чьё сознание смещено ошибкой (погрешностью, грехом), оказывается заключенным в комнате кривых зеркал — изолированным. Стены его тюрьмы — виртуальны, и он как бы сам их возвёл, но он — жертва подмены истинных смыслов. И эта жертва совершенно одинока (мыльный пузырь), ибо «тараканы» в голове у каждого свои. Только истина, истинное понимание, истинное мировоззрение спасает от одиночества. Таким образом, изолированное от реальности (частично или полностью) сознание индивида оказывается атомизированным, лишённым необходимейших для нормальной жизни связей. «Ад — это место, где ничто ни с чем не связано» (Т.С. Элиот), но двери ада заперты изнутри (Сартр «За закрытыми дверями»).

Прочитав эту статью, читатель непременно спросит: а есть ли какое верное средство от этой болезни? Можно ли как-то себя защитить, застраховать?

Давайте обратимся к мудрости Православия, и тогда мы вспомним, что не бывает падения прежде возношения. Самовозношение (самомнение) — главный сообщник противника в информационной войне, главный враг всякого человека — подвижника. «Настоящий враг — это самость. Это наш враг, потому что он против любви. Когда я занимаюсь собой, я не люблю других. Когда я хочу присвоить себе то, что принадлежит другому, я становлюсь убийцей своего брата, подобно тому, как Каин убил Авеля» (Архим. Дионисий (Каламбокас).

Если внимательно присмотреться, то ставки всегда делаются на низменное в нас. Самость — троянский конь, в «брюхе» которого в наше сознание внедряются всевозможные вражеские агенты, порабощающие нас. «Кто кем побеждён, тот тому и раб», «Не делайтесь рабами человеков!».

Неразвитое, инфантильное сознание переполнено самомнением. Оно не знает себя, не помнит о немощи своей. Оно мнит себя знающим, компетентным, великим и гордым. Оно ослепляется гордостью и потому обречено на порабощение.

Но гордость многолика. Бывает, что она выдает себя за ревность по святости, за ревность по Богу. Блуждающему в лабиринтах сознания, заключенному в псевдореальности-виртуальности, осознать свою повреждённость крайне тяжело.

«Свет разума — Господь», а потому любовь к Богу является «нитью Ариадны», без которой вообще нельзя выбраться из такого лабиринта. Только важно, чтобы любовь эта была реальной, а не «картонно-виртуальной», бутафорской. «Покаяние заключается в том, чтобы прийти в сознание, принять решение и действовать соответственно» (митрополит Антоний Сурожский).

Красивые фантики, ярлыки и этикетки, не должны нас интересовать. Всякого рода красивые лозунги-митинги в голове — не для христианина. Не надо красить «свои гробы» в яркие краски, лучше вовсе не глядеть на них, не интересоваться ими. Господь обновит их Сам (незачем рядиться в «красоту»), если мы будем искать только Его. Но опять же — реального, а не виртуального, подменённого, бутафорского...

Приложение:
Святитель Феофан Затворник (Говоров)
Ревнителю спасения

...Ревнителю спасения предлежит непрерывная борьба с дурною своею стороною. Что это за дурная сторона, всякий знает. Это — эгоизм (себялюбие), самоугодие, саможаление,— все делать для себя, в свое удовольствие, в свою выгоду, в свою честь. Действиям, в каких это совершается, — сметы нет...

Проявляется же оно иногда только помыслом о дурном, когда представляется уму предмет дурной, иногда чувством дурным, иногда позывом на дурное, иногда вместе и влечением к нему, более или менее сильным... Все это для души — не чистое, но еще не грешное. Последнее начинается согласием на дурное; которое переходит в решение сделать дурное. Волна искушения обыкновенно, идет так: прежде всего представляется в мыслях худое или глаз увидит что, и виденное пробуждает мысли недобрыя. Это есть прилог, или приражение. Тут нет грешнаго, ибо то и другое невольно нападает... Если вы тотчас, как только сознаете, что это худое, воспротивитесь ему и к Господу обратитесь, вы сделаете должное — подвиг духовный. Но если вы не воспротивитесь, а станете думать и думать, не сопротивляясь, не ненавидя, не отвращаясь: то это уж недобре. Душа пошатнулась... И тут нет еще греха, но шаг к греху уже сделан. Бывают помыслы худые, неотвязчивые. Пусть их — уж это вражие дело... Но коль скоро вы нималаго благоволения к ним не оказываете, а тотчас отвращаетесь и стоите в сем отвращении, то вы в добром положении. Итак, первое: — пришли мысли дурныя, — гнать; опять пришли,— опять гнать, и так, не переставая, пока не отойдут. Когда отойдут, это значит — враг обратился в бегство. Но он опять подступит... Тогда опять то же делать... Так и определили отцы-подвижники, что коль скоро кто прогонит первый худой помысл-прилог, приражение, — то тем пресекает брань...

Но если кто займется помыслом этим и станет думать о нем и думать, то он сделал второй акт грехопадения, который состоит во внимании к злому помыслу, или собеседовании с ним. И тут нет еще греха, а только полагается ему начало. Третий момент в грехопадении — сочувствие худому помыслу, когда приятно думать о нем и самое дело представляется приятным. Тут больше греха, но еще нет его. Это нечистота... Четвертый момент в грехопадении есть склонение воли, пожелание греховнаго, хотя еще не решительное. Тут уже грех есть, ибо есть дело произвольное. Чувствами не всегда можно владеть, но пожелания в нашей власти. Однако же все это еще не настоящий грех, а только преддверие к нему. Пятый момент — согласие на грех, или решение согрешить. Тут грех настоящий, только внутренний. За этим не замедлит явиться и грех делом...

И се настоящее падение, пагуба души, потеря благодати, подпадение под власть врага... Так вот... гоните помыслы, не вступая с ними в разговоры, подавляйте тотчас сочувствие, уничтожайте пожелания... В этом вся борьба... Бывает, что помысл, сочувствие и пожелание — все в один момент произойдут... Ничего... В таком случае, они все стоят будто прилог... И борьба — все удобно прогонит их.

...Главное, — оружий бранных никогда не снимайте. Будьте всегда, как воин на страже, осматриваясь непрестанно кругом, из опасения, как бы не прокрался враг и не обманул чем... Как только заметите, что подходит недоброе, сейчас поражайте то, — неприязнию, ненавистью и гневом. Это то же, что подать, в грудь нападающего. Затем, вопийте к Господу, Матери Божией и Ангелу-Хранителю о Помощи. И не переставайте вопить, пока не пройдет.

Все дело внутренней жизни в этом: заметить врага; подать ему в грудь и вопить к Господу...

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Отсюда и термин «ненасильственные», т.н. «бархатные» революции с как бы «ненасильственным» свержением законной власти. Перевёртыш с двойным смыслом...

omiliya.org

Читайте также:
Симуляция веры (Александр Щипков)
Психолог: Евромайданизм — психическое заболевание