• Русский
  • Українська

Благой пример (Старец Паисий Святогорец)

Старец Паисий Святогорец

Почему святитель Кирилл Иерусалимский утверждает, что мученики последних времён будут выше всех других мучеников? Потому что прежде было много столпов духа, а в нашу эпоху почти иссякли благие примеры, — я имею в виду Церковь и монашество в целом. Сейчас избыток слов и книг, но не хватает практического опыта. Мы благоговеем перед святыми подвижниками нашей Церкви, но не понимаем, насколько огромны были их труды. Для того чтобы это понять, надо самим приложить усилия, надо всей душой полюбить святых и потрудиться над тем, чтобы стать похожими на них. Конечно, благой Бог учитывает и особенности нашего времени, и условия, в которых мы живём, и будет судить нас соответственно этому. И если мы будем хотя бы немного подвизаться, то получим венцы большие, чем древние христиане.

В древности существовал дух подвижничества. Все старались подражать друг другу в добре, и ни порок, ни нерадение не могли укорениться. Было обилие добродетелей, царил подвижнический дух, и поэтому нерадивый человек не мог долго пребывать в лености. Его захватывал всеобщий поток добра. Но в наше время, когда человек хочет жить по совести, духовно, ему приходится тяжело, мир отторгает его. И если он не будет бдителен, то его увлечёт за собой мирской поток.

В старые времена добро было в изобилии, хватало образцов для подражания, и зло тонуло в потоке добра. Те нечастые безобразия, которые случались в миру и в монастырях, не бросались в глаза и не приносили вреда другим людям. А сейчас что? Дурных примеров множество, а то малое добро, что ещё сохранилось, никто ни в грош не ставит. То есть теперь ситуация противоположная: немногое добро тонет во множестве зла, и власть принадлежит злу.

Если в человеке есть подвижнический дух и он преуспевает в духовной жизни, это не только на пользу ему самому, но и немало помогает другим, тем, кто с ним общается. Так же и с человеком разболтанным — он тоже оказывает влияние на окружающих. А если распускается один, распускается другой, то медленно, незаметно вокруг не остаётся ничего хорошего. Поэтому там, где царит расслабленность, очень помогает подвижнический дух. Необходимо быть крайне внимательным в этом отношении, так как, к сожалению, современные люди до того дошли, что издают законы, поощряющие распущенность, разболтанность, и заставляют их исполнять даже тех, кто подвизается. Поэтому подвизающиеся не только не должны попадать под влияние духа мира сего, но даже и сравнивать себя со светскими людьми не могут. В сравнении с мирскими христиане начинают казаться себе святыми, теряют рвение и в конце концов становятся хуже тех, с кем себя сравнивали. Образцом для подражания для них должны быть не мирские люди, а святые подвижники. Трудясь над каждой добродетелью, полезно вдумчиво читать житие святого, который такой добродетелью отличался. Тогда благодаря этому человек поймёт, что он пока ничего не достиг, и будет со смирением продолжать свои духовные труды. Спортсмены на стадионе не оглядываются, чтобы посмотреть, как бегут последние, потому что если они будут глядеть на отстающих, то сами окажутся в хвосте. Если я пытаюсь подражать тем, кто преуспел в добродетели, моя совесть становится более чувствительной. Видя же тех, кто сам еле плетётся, я оправдываю себя тем, что по сравнению с их недостатками мои не так уж велики. Я утешаю себя мыслью, что есть кто-то хуже меня. Так я усыпляю свою совесть, и в конце концов моё сердце делается таким чёрствым, как будто его обмазали штукатуркой.

www.mgarsky-monastery.org