• Русский
  • Українська

Дух нашего времени. Человеку — места нет (Светлана Коппел-Ковтун)

Зарисовки с натуры

Как ни странно, многие люди (большинство, наверное) живут так, словно мир не изменился. Они живут не сегодня, а вчера. Тень уходящего мира прячет от них реальность. Инерция мира спасает от ужаса, который воцаряется постепенно и как бы незаметно. И всё потому, что сознание большинства — спит, а спящий видит лишь грёзы.

А в это время…

Скорый поезд, который совсем недавно преодолевал расстояние в 200 км за два часа с небольшим хвостиком, теперь движется медленнее почти в два раза, доезжая до места назначения за три часа с куда большим хвостиком. Но главное не это. Показательно, что скорый поезд пропускает товарные составы! А раньше было по другому: товарные составы пропускали пассажирские, потому что приоритет был другой — люди. Чувствуете разницу? Я, сидя в этом самом поезде, — да.

* * *

Реклама. Когда-то её назначением было помочь человеку разобраться во множестве товаров на рынке, по крайней мере, так считалось. Реклама застенчиво просила разрешение показать себя людям, и ей разрешали. Таким образом зрителей, слушателей, одним словом — потенциальных потребителей информировали, предлагая приобрести что-либо нужное и тем самым, естественно, содействовать развитию рынка. Куда ж мы без рынка?

Но приоритеты меняются. Самый современный подход к рекламе продемонстрировала компания Microsoft, заявив, что клиенты, которые отказываются от рекламы, наносят убыток рекламодателям и обязаны его возмещать. Чувствуете разницу? Просмотр рекламы становится нашей обязанностью, чуть ли не онтологическим долгом.

* * *

Авторское право. Святое дело, казалось бы! По себе знаю, как неприятно бывает, когда написанную тобой вещь кто-то подписывает своим именем, даже не моргнув глазом. Но времена-то нынче лукавые.

Оказывается уголовным преступником, вором, согласно этому праву может стать каждый добропорядочный человек, если только ему захочется попеть песни на своём празднике (дне рождения, юбилее, свадьбе), и на празднике этом будут присутствовать не только члены его семьи. Чтобы не стать уголовником, надо предварительно обзавестись личным разрешением авторов на исполнение их песен или же проплатить авторское вознаграждение им в соответствующей инстанции. Песня, оказывается, — такая же собственность автора, как его носки или автомобиль: нельзя брать без разрешения. Но что же в ней тогда остается от песни?

Взять эпиграфом какие-то слова другого автора сейчас всё равно, что украсть их — грех и преступление, если не получено личное разрешение от собственников авторских прав на цитируемое произведение. А раньше это считалось знаком уважения, оказанием чести, так как факт использования являл всем значимость сказанного. Приоритетом был смысл, мудрость, истина…

Делиться с друзьями книгами (а также фильмами, музыкой) - теперь преступление и грех, хотя нас с измальства учили, что это — добродетельно. Причина изменений в том, что  личное и просветительское (некоммерческое) использование авторского контента сегодня приравнено к коммерческому. Здесь надо вспомнить добрым словом Ричарда Столлмана, одного из идеологов свободного обмена информацией. Он считает, что «легализация файлового обмена в Интернете позволит людям обмениваться информацией на некоммерческой основе, как это было в докомпьютерную эпоху. Например, когда печатный станок стал основным средством для распространения книг, у людей была возможность поделиться ими или завещать следующему поколению».

Но мир движется в ином направлении. Совсем недавно была запатентована идея, которая поможет осуществлять запрет студентам делиться учебниками: как бумажными, так и электронными. Оказывается, студенты, которые одалживают свои книги другим студентам - преступники: они наносят убыток производителям книг.  

Рынок внаглую лезет в нашу личную жизнь, как и спутница его реклама. Всё превращается в базар. Не остаётся места ни живому чувству, ни просвещению, ни воспитанию с окультуриванием.

Помню ещё один показательный случай. Наш знакомый купил лицензионный диск и, соблюдая нормы авторского права, не давал его послушать никому. Он не мог понять, почему на него обижаются. Не понял он и того, почему потерял дружбу человека, куда более «богатого» на музыку, услугами которого пользовался регулярно.

А всё потому, что мир разделился. Одна часть людей легко принимает новые «правила игры», где товар является приоритетом. Другая — внутренне сопротивляется внедрению рынка в собственную душу, тщательно охраняя в себе человечность. Оставаться в стороне от этого выбора невозможно.

* * *

Человек. Сегодня он — покупатель, продавец или товар. Иного — не предусмотрено. Общество становится прокрустовым ложем, обрезающим всё лишнее, но именно это лишнее делает нас людьми. Человечность становится рудиментом — бессмыслицей и бременем для рынка. Мы идём в страшный бесчеловечный мир, в котором вряд ли кто из нас желает оказаться. И, тем не менее, мы его сами созидаем. Просто удивительно с какой лёгкостью мы отказываемся от человечности, от человека в себе и в других, стоит только объявить это беззаконие нормой, законом. Даже не задумываясь, мы делаем самый серьёзный духовный выбор.

Новый порядок вещей с новыми ценностями, новыми представлениями о добре и зле, прячется в тени уходящего мира. Но не застенчиво, как когда-то реклама, а лукаво — как хищник, ожидающий в засаде свою жертву.

Читайте также:
1. Дух нашего времени. Портрет преступника
2. Человеческое