• Русский
  • Українська

Шесть мифов о монашеской жизни

Монашество — удел избранных

Монашеская жизнь скрыта от посторонних глаз, лишь иногда паломникам удается к ней прикоснуться. В миру же о том, что происходит за стенами монашеской обители, ходят самые разные слухи, которые и на десятую долю не соответствуют истине. Я убедился в этом во время беседы с настоятельницей Свято-Иоанна-Кормянского монастыря игуменьей Софией. С ее помощью и постараемся развеять некоторые мифы.

Миф первый
В монастырь уходят от несчастной любви

Типичные представления таковы: если монахиня — молодая девушка, значит, ушла в монастырь от несчастной любви. А может, она просто «со странностями», не смогла вписаться в жизнь современного общества. Если это женщина средних лет — значит, опять же, не сложились семейная жизнь или карьера. Если женщина в возрасте — значит, хочет на старости лет пожить спокойно, без забот о пропитании. Словом, в монастырь, по общему мнению, идут люди слабые, не нашедшие себя в этой жизни. Когда эти взгляды высказываешь самим монахам или людям, близко знающим монашество, они только смеются. Но кто же в самом деле уходит в монастырь и зачем?

— У каждого свой путь к монашеской жизни, — рассказала матушка София. — Но от несчастной любви и семейных неурядиц в монастырь точно не уходят, да и непростое это дело — стать монахиней. Можно сказать, что не мы выбираем такую жизнь, а нас выбирает Господь, призывает к себе.

Сама матушка выросла в верующей семье, часто посещала церковь, читала много православной литературы. Монашеская жизнь показалась ей очень близкой по духу, и выбор был сделан в ее пользу. Инокиня Анна, которая живет в монастыре уже 10 лет, отказалась от мирской жизни по иным причинам. Уроженка Чечерского района, она воспитывалась в российском Саратове, вернулась в Беларусь и не нашла взаимопонимания с мачехой. Женщина обратилась к Богу и обрела смысл жизни.

Миф второй
Было бы желание

Разными путями и из разных городов сестры пришли в монастырь, но всех их вело желание служить Богу. Но одного желания мало. Монашество — удел избранных, сильных людей, способных раствориться в молитвенной стихии, углубиться в нее.

— Многим кажется, что вот «это мое», но проходит неделя, и люди возвращаются в мир, — рассказала настоятельница монастыря. — Мы никого не прогоняем, наоборот, предлагаем пожить в нашей обители, послужить Богу. В это время сами присматриваемся к человеку, оцениваем его готовность к служению, предрасположенность к такому образу жизни.

Случаи, когда кандидаты в монахини до пострига уходят в мир, довольно часты. Одни встречают любимого человека, другие не выдерживают аскетичного образа жизни или не могут со смиренностью нести послушания. Но уход монахини в мир — исключительный случай. Чин пострижения в монашество сродни венчанию. Это рубеж, после которого назад дороги нет.

Миф третий
Тюрьма за монастырскими стенами

Сравнить монастырь с тюрьмой — вершина невежества. Да, в нем строгая дисциплина, веками устоявшийся уклад жизни, но он радует сестер, в молитве и работе они видят смысл жизни.

Каждый день в монастыре начинается с полунощницы. Но просыпаются сестры в разное время. Кто-то встает в половине пятого, кто-то в пять. Это зависит от того, чему сестра планировала посвятить утренние минуты и часы, цену которым знает только тот, кто их проживал в монастыре и кто в это время молился. В семь часов начинается молитвенное правило, затем — литургия в храме. В половине десятого всех созывают на обед (завтрака в монастыре нет), после обеда — послушание.

Часто люди говорят: «Она ушла в монастырь, чтобы ничего не делать». На самом деле трудиться здесь приходится больше, чем в привычной нам мирской жизни. Не говоря уже о том, что отстоять службу — дело не из легких. Кто-то несет послушание на кухне, другие — на огороде, в птичнике, свечной лавке, библиотеке, швейной и золотошвейной мастерских.

После двух часов дня приходит время полдника и отдыха. До 17.00, когда начинается вечернее богослужение, жильцы монастыря занимаются своими делами: читают православную и историческую литературу, ведут беседы. В монастыре есть компьютер, правда, без выхода в Интернет, своя библиотека с фондом в 2,5 тысячи книг, выписываются православные периодические издания.

После вечернего богослужения — общий ужин, совместное послушание на кухне и отход ко сну.

Миф четвертый
Нужно отказаться от всех мирских благ

Небольшая доля истины в этом есть. Принимая постриг, монахиня дает три обета: нестяжания, поста, целомудрия.

— Да, пища у нас только постная, но, поверьте, от отсутствия мяса мы не скорбим, — объясняла значение обетов настоятельница монастыря. — Такую же пищу вкушают и паломники, и гости монастыря. Что касается целомудрия, то это обещание не выходить замуж, не связывать себя узами брака, быть свободной в духовном плане и всецело принадлежать Богу.

Обет нестяжания — лучшая проверка на готовность отречься от мира. Монахи должны освободить свою душу от желания «иметь» и ограничить себя самыми необходимыми вещами, без которых жизнь была бы уже немыслима.

Миф пятый
Затворники

Уходя из мира, монахини не разрывают всех связей с ним. Сегодня, например, у насельниц монастыря налажены очень хорошие, если не сказать дружеские отношения с жителями Кормы. Многие приходят к матушке за советом, оказывают посильную помощь монастырю. Хор местных бабушек, например, иногда заменяет сестер на клиросе и поет, по мнению монахинь, на очень высоком уровне.

Поддерживают монахини Кормянского монастыря связь и с другими монастырями, в основном Гомельской епархии: Свято-Тихвинским, Никольским. Часто организуются паломничества в Киев, Чернигов, Жировичи.

Миф шестой
Келья-одиночка

Именно в таком ракурсе в художественных фильмах зачастую показывают зрителю место проживания монахинь. Мрачное пустое помещение с крестом-распятием на стене не имеет ничего общего с современным монастырем. Чтобы доказать это, матушка София провела меня по кельям сестер. Признаюсь, тем, что увидел, был приятно удивлен.

Здание монастыря красиво и снаружи, и внутри. На первом этаже находятся крестильня, кухня, трапезная, которая напоминает уютное кафе, на втором этаже — кельи. Хотя эти аккуратные двухместные номера называются кельями только по традиции.

В каждой комнате — две кровати, шкаф, стол, множество икон. Келья матушки Софии чем-то напоминает кабинет писателя — тишина, косой луч солнца из окна, стопка книг на столе, цветы в вазоне. Телевизоров в комнатах нет. Настоятельница считает, что он не дает свободно мыслить, отнимает время, мешает вольному восприятию мира. Фильмы на православную и историческую тематику все смотрят в записи.

— Ну что, не так страшна монашеская жизнь, как в миру рассказывают? — на прощание спросила матушка София. — Заходите к нам чаще. Храни вас Бог!

Белорусский православный новостной портал