• Русский
  • Українська

Митрополит Павел: «Мы единая Русская Церковь»

Митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел уже 18 лет является наместником Киево-Печерской Лавры. Сегодня он помогает предстоятелю Украинской Православной Церкви митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру управлять Киевской митрополией и является одним из кандидатов на пост руководителя Украинской Православной Церкви.

Владыка, вы назначены помощником митрополита Владимира в управлении Киевской митрополией, в чем заключаются ваши обязанности?

— На протяжении восемнадцати лет неся послушание наместника святой Лавры, священноархимандритом которой является Блаженнейший Митрополит Владимир, я, милостью Божией, имею честь быть ближайшим помощником Его Блаженства. Ныне на меня возложено послушание помогать ему в управлении Киевской митрополией — руководствовать пастырей, освящать храмы, проповедовать учение Господа нашего Иисуса Христа. По благословению Блаженнейшего митрополита Владимира все викарные епископы Киевской митрополии на сегодняшний день подчинены мне. Мы собираемся и вместе принимаем решения, касающиеся жизнедеятельности нашей Церкви.

Вас называют одним из возможных кандидатов на пост руководителя церкви. Кого бы вы сами назвали в числе претендентов?

— Одному Богу известно, кто в будущем будет предстоятелем церкви. Благодатью Святаго Духа все архиереи — помазанники Божии, и каждый может быть избран предстоятелем по достижении сорокапятилетнего возраста. Я согрешу перед Богом, если скажу, что хочу быть предстоятелем. Но, если будет на это Божия воля, приму ее со смирением, трепетом и благодарностью.

Духовенство имеет диаметрально противоположные точки зрения на будущее церкви, например, митрополит Черкасский Софроний публично призывает к автокефалии Украинской православной церкви, а Одесский митрополит Агафангел наоборот — к неразрывному единству с церковью Русской. Какова ваша позиция?

— Мы и есть единая Русская церковь. Мы неразделены. Наш Патриарх носит титул Патриарха Московского и всея Руси. Вместе с российской и белорусской Церквами мы составляем Русскую православную церковь.

На сегодняшний день слово «автокефалия» нужно забыть. Народ на востоке страны его не воспринимает. И те, кто на западе остались верными Русской православной церкви — не перешли в униаты — автокефалию тоже не примут. Мы знаем, насколько народ напуган захватами и погромами храмов, происходившими в начале девяностых годов. Крым, Луганская, Днепропетровская, Харьковская, Сумская области — против автокефалии. Если есть отдельные лица, которые ее хотят, то им стоит прислушаться к большинству. Нельзя свои чаяния выдавать за желания других, нужно прислушиваться к голосу народа и своей совести.

Сегодня нужно сохранить статус широкой автономии, который ныне имеет наша Церковь. Мы независимы от Москвы, самоуправляемы, у нас есть свой Синод, мы созываем Соборы, у нас есть Предстоятель, которого мы чтим и любим. Митрополит Владимир сохранил единство Церкви и нам нужно идти в этом русле. Церковь призвана спасать людей, объединяя их, а не разделяя: «Едино стадо и един Пастырь».

Большой резонанс вызвало исключение из Синода секретаря митрополита Владимира архиепископа Александра (Драбинко). Причиной были его автокефалистские взгляды?

— Ничего особенного не произошло, а то, что в некоторых средствах массовой информации эта тема вызвала большой резонанс, меня удивляет, поскольку эти статьи были написаны людьми, по всему видно, неверующими, которые ничего не понимают в церковной жизни, но уверенно рассуждают о ней и делают свои выводы. Владыку Александра освободили от занимаемых должностей, но он, как и раньше, остался архиепископом. Он и дальше будет служить Церкви. Владыка Александр выступает за единство Русской Православной Церкви. Он здравомыслящий человек и не является автокефалистом.

Здесь, милые мои, нужно помнить, что на все воля Божия. Будет Богу угодно — будет автокефалия. А если нет на это воли Божией, как бы мы ни старались, ничего не будет. Ни на владыке Александре держится Церковь, ни на мне, ни на ком-либо другом, а на церковном соборном разуме и благодати Святаго Духа. А представители СМИ пусть черпают информацию из первоисточников и пишут о том, в чем разбираются, а также чаще ходят в церковь, которая освещает и просвещает всякого человека. 

Как постоянный член Священного Синода, не могли бы рассказать, какие изменения в церковный устав сейчас готовятся?

— Не думаю, что в Уставе Украинской Православной Церкви что-то радикально будет меняться. Устав приводится к юридическим нормам, которым он должен соответствовать. Мы живем в украинском государстве, регистрируем приходы не в Молдавии или в России, а в Украине. А то, что сегодня пишут о возможном подчинении России, так этого не будет однозначно, это политические спекуляции и догадки журналистов. У нас не будет никаких слияний или раздоров. Единство есть и будет.

Может ли Предстоятель быть избран не из числа украинских епископов, а быть делегирован из Москвы?

— Не может. А все домыслы и слухи на эту тему безосновательны.

В последнее время ничего не слышно о деятельности синодальной комиссии по диалогу с Автокефальной церковью и о рабочей группе по подготовке диалога с церковью Киевского патриархата. Подготовка к диалогу прекратилась? Почему?

— Я сразу возражу — нет церкви Киевского патриархата. Есть политическая партия, которая имеет такое название. Переговоры проводились, но заканчивались ничем, когда доходили до вопроса каноничности. Я не вижу смысла переговоров с этими людьми. Воссоединения никакого не может быть. Только присоединение отпавших чад к Церкви.

Часто ли бываете в Москве? Каковы ваши отношения с Патриархом Кириллом?

— Святейший Патриарх Кирилл — великий богослов, он для каждого человека находит нужное слово, сочувствует и сопереживает всем. Он очень любит молодежь и старается исполнить все, о чем говорит. Таковым подобает быть Первосвятителю — кротким, терпеливым, смиренным.

Как относитесь к его идее «Русского мира»?

— Это еще одна тема, которая раздута политиками и средствами массовой информации. Политические спекуляции меня меньше всего интересуют. Я по этой причине даже интернетом не пользуюсь. Считаю, что это мусорная яма, в которой можно найти всего 10 граммов золота среди тонн дегтя и смолы. Мой источник информации — это Библия — самая святая и назидательная книга.

Новости смотрите по телевизору?

— Да, могу посмотреть.

Политические, шоу-бизнеса?

— Эти темы меня совсем не интересуют. Я уже не в том возрасте, чтобы слушать те бессмысленные песни, которые сейчас поют современные «звезды» шоу-бизнеса, и смотреть, как они себя ведут и во что одеты…

Вообще не слушаете музыку?

— Слушаю классику. Люблю песни своей молодости в исполнении Валентины Толкуновой, Анны Герман, Людмилы Зыкиной, Софии Ротару, Аллы Пугачевой. Из современных исполнителей нравится Николай Басков.

К вам приходят на поклон звезды эстрады?

— Николай Басков у меня был несколько раз, Филипп Киркоров, Ани Лорак.

Говорят Алла Пугачева намерена венчаться с Максимом Галкиным в Киево-Печерской лавре во время великого поста.

— Не верьте слухам. Когда придут сами — будет видно. Алла Пугачева была в Лавре несколько раз. Я видел ее благоговейное отношение к мощам. Я знаю ее душу, о чем она страдает, о чем сожалеет и чему радуется. Алла Пугачева очень умный человек, поэтому о венчании в пост я даже слушать не хочу! Она соблюдает пост.

А политики у вас исповедуются?

— У меня исповедовались Николай Янович Азаров, Владимир Михайлович Литвин, исповедовался покойный Георгий Николаевич Кирпа. Очень часто на молитву приходит Андрей Петрович Клюев со своей семьей.

Накануне выборов политики просят о поддержке?

— Люди приходят молиться. Они ведь сами ногами ходят, что их поддерживать?

Как митрополит Вышгородский и Чернобыльский бываете на приходах?

— Дважды служил в храме в Чернобыле. Бывал и на самой станции до ее закрытия. В зоне отчуждения живет много людей. Те, кто там живут, и есть настоящие чернобыльцы. По сути, Чернобылем сегодня стала вся Украина. Всем нужно давать льготы.

Вы поступили в семинарию после службы в армии. В каких войсках служили?

— Я служил в Баку во внутренних войсках, но, ни на охране футбольных матчей, ни на охране судебных заседаний практически не бывал. По специальности я повар-технолог, вот и пришлось быть на кухне — кормить и армейскую братию, и начальство. В то непростое для верующих время я никогда не снимал крестик и, слава Богу, с меня его никто не срывал. Когда пришел из армии, поступил в Московскую духовную семинарию. Поступающих было 800 человек, а мест только 100. Я даже не думал, что поступлю, когда увидел, какие рекомендации дают архиереи поступающим: он, дескать, ангел… и поет, и читает, и по водам ходит, и чудеса творит. А у меня было написано: «Рекомендую поступить. Архиепископ Луцкий и Ровенский Дамиан». Вот по молитвам ныне покойного Владыки Дамиана я и поступил.

После семинарии вы не сразу стали монахом?

— Нет. Сначала я был священником. В то время не очень-то и брали в монастырь, да и вообще монастырей было мало, потому что советская власть еще была крепка. Мне нужно было возвращаться домой. Семья у нас большая — восемь детей. Мама и отец тогда уже были пенсионного возраста. Из-за того, что я учился в семинарии, их из колхоза выгнали, свет отрезали, с обысками приходили.

Преследовали тогда за веру. Еще студентом меня вызвали в военкомат. Встретил меня капитан КГБ, и принялся вербовать: «Мы вам советуем четыре раза в месяц приходить к нам и рассказывать, что делается в семинарии. Вам будут платить за это 200 рублей». «Хорошо, — отвечаю. — Только испрошу благословения у отца Кирилла». А архимандрита Кирилла Павлова в КГБ хорошо знали. Он ведь Герой Советского Союза. «Дом Павлова» в Сталинграде помните? Так что ко мне вопросов больше не было. После учебы я шесть лет служил приходским священником в городе Нововолынске. А потом Блаженнейший митрополит Владимир благословил меня нести послушание в Лавре.

Сильно изменилась лавра с тех пор?

— Братии тогда было 25 человек, а сегодня — 160. Сначала у нас не было даже во что облачить мощи преподобных, которые почивают в пещерах. Богослужения совершали только в Трапезном храме. А сегодня служим во всех храмах Лавры, которые мы сами отреставрировали. У нас хороший издательский отдел, типография, швейные мастерские. В праздничные дни в Лавре совершается по восемь Божественных литургий. И люди к нам идут со всех концов земли.

Владимир Путин оказывал помощь лавре. В чем она заключалась?

— Да, это правда. Он выделил большую сумму на работы по восстановлению Успенского собора. Без этих денег мы бы не смогли возродить святыню. И теперь будем просить Путина о помощи, поскольку наши не очень спешат помогать Лавре. Мы молимся и будем молиться за Владимира Владимировича, как и за всех других меценатов, помогавших Лавре в разные времена.

Беседовал Андрей Кислов
«Православие.Ru»