• Русский
  • Українська

Духовник — это руководитель (Игумен Сергий (Рыбко)

— Существует ли различие между понятиями «духовник» и «духовный отец»?

— Святитель Феофан Затворник разделяет эти понятия и говорит, что духовный отец — это тот, чьими советами мы руководствуемся, а духовник — это тот священник, у которого мы исповедуемся. Но чаще всего это одно и то же лицо.

Духовник должен быть руководителем. Любой профессии кто-то учит. Тем более в таком важном деле, как спасение души, должен быть наставник и руководитель. Господь говорил: Один у вас Учитель, все же вы братья (Мф. 23:8). Но и в семье есть старшие братья, более опытные, которые учат и наставляют младших.

Главное дело духовника — помогать своим духовным чадам искать волю Божию и вести их по этому пути в царство небесное.

Человек, принимающий священный сан, получает право совершения Таинств, богослужений, проповеди Слова Божия с церковного амвона и руководства людьми, которые приходят к нему на исповедь и задают ему вопросы. В Таинстве священства подается учительная благодать, равная благодати апостолов; через священника Господь открывает Свою волю. Когда священник ревностно исполняет свои обязанности, Господь дает ему особую благодать, и, приобретя духовный и жизненный опыт, он уже может поделиться им с другими.

— А всем ли нужен духовник? И любой ли священник может быть духовным руководителем?

— Духовник нужен всем. Но человек не сразу приходит к пониманию необходимости жить в послушании. Многие так и не осознают, что им нужен духовный наставник. Это следствие гордости. Чем человек смиреннее, тем меньше он полагается на свои рассуждения, тем меньше он доверяет себе и тем сильнее нуждается в совете того, кто более опытен.

Но руководить духовной жизнью может не каждый священник. Для того чтобы дать духовный совет, необходим дар рассуждения, духовный опыт, человек должен сам стремиться исполнять евангельские заповеди и заповеди Святых Отцов, нужна особая благодать, которую можно стяжать только личным христианским подвигом.

— Какими качествами должен обладать современный духовник?

— Первое качество духовника, на которое указал еще преподобный Иоанн Лествичник, учитель древнего монашества,— это смирение. Он сказал так: «Не ищи себе чудотворца и прозорливца, а ищи человека смиренного». Смирение — это свидетельство подлинно духовной жизни, правильного понимания евангельских заповедей и исполнения их. Будучи смиренным, духовник может научить смирению и нас, и даже не столько наставлениями, сколько примером своей смиренной жизни.

Второе качество, которое вытекает из смирения, и о котором мы уже упомянули выше,— это рассуждение. «От послушания рождается смирение, от смирения — рассуждение»,— пишет прп. Иоанн Лествичник. А рассуждение — это способность понимать волю Божию на всяком месте и при всяком деле; к нему приводит чтение Священного Писания, отеческих творений и приложение советов Святых Отцов к своей жизни.

Духовник должен быть рассудительным, то есть все учитывать, уметь нестандартно мыслить. Конечно, мы должны руководствоваться отеческими писаниями, но жизнь многообразна. Поэтому, взяв за основу какой-то отеческий совет или случай из патерика, опытный духовник должен разумно учесть все обстоятельства жизни того, кто к нему обращается. Неординарность решений — тоже качество истинного духовника.

Еще одно необходимое качество духовного наставника — это правильное исповедание православных догматов, правильное представление о Православии. Это очень важно. Преподобный Варсонофий Великий говорил, что Отцы требуют от духовного руководителя одного — православной веры без догматических искажений, без ересей, без обновленчества. Например, мне было бы трудно называть своим духовником человека, утверждающего, что католики могут спастись. Это искажение православного учения, искажение православной веры, поэтому у меня не было бы доверия к такому духовнику.

И, конечно, духовнику должны быть свойственны добродетели, любовь, сострадание и милосердие. Это необходимые качества духовной жизни. Добродетельного человека сразу видно по его поведению, образу действий, речи, просто по внешнему облику.

Настоящий духовник должен быть молитвенником. Он узнается по любви к молитве, как и любой христианин. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что продолжительность молитвы указывает на любовь человека к Богу. Поэтому благоговейное, со страхом Божиим, совершение Литургии и любого другого богослужения указывает на настоящего доброго пастыря, который любит свое дело.

Еще духовник должен уметь правильно сочетать строгость со снисходительностью. Иногда говорят: «Строгий батюшка». И это не всегда плохо. «Настоящая любовь сурова», по словам святителя Игнатия (Брянчанинова). Но строгость не должна выходить за определенные границы. В Церкви есть принцип снисхождения к грешному человеку. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что Господь поставил совершать исповедь не Ангелов, а человеков, потому что если Ангелов поставить нас судить, то все бы мы были осуждены на вечную муку. А духовник, облеченный подобно нам плотью и кровью, прощает наши грехи, поскольку и сам грешен, и знает эту власть греха над собой, эту муку. Поэтому он сострадает тем людям, которые приходят к нему на исповедь.

Настоящий духовник всегда поймет, всегда простит, всегда снизойдет. Один мой знакомый батюшка, достаточно известный, говорит, что нужно крайне бережно и снисходительно относиться к каждой душе, как бы брать ее и нести, словно драгоценную чашу, не расплескав, что недопустимы методы сурового обращения с человеком, особенно с новоначальным.

Нужно избегать как ласкательства, которое провоцирует на новые грехи, так и чрезмерной суровости. Настоящая любовь одно только знает — спасение души человека и во многом готова снизойти. Известен случай, когда преподобный Аврамий пошел в таверну спасать свою племянницу-монахиню, которая стала заниматься профессией блудницы. Будучи монахом, он прикинулся одним из посетителей этого публичного дома, чтобы иметь возможность поговорить с ней и привести к раскаянию. И таким образом он достиг своей цели и увел ее опять в пустыню. Вот так поступали святые.

Отец Серафим (Тяпочкин) говорил, что духовник или вообще священник должен быть снисходительным к людям и крайне требовательным к себе. Ведь это вещи взаимосвязанные: насколько человек требователен к себе, насколько он видит свои грехи, свое падение, понимает, какую власть имеет грех над человеческой природой, какая это страшная болезнь, подобная раковой опухоли, настолько он сострадает другим, понимая, что они насильственно подвергаются этой греховной болезни. Кроме того, духовная ограниченность наставника ограничивает и послушника: ученик не может быть больше учителя своего, это евангельская истина (см. Мф. 10:25). Чем опытнее духовник, тем больше он сможет дать.

Постепенно, по мере духовного возрастания, с человека уже можно что-то начинать требовать, кормить не только молочком, но и твердой пищей. Но есть и другая крайность, когда некоторые духовники, особенно из белого духовенства, все прощают, даже самые тяжкие, самые страшные проступки, не налагая никакой епитимьи; иногда немного пожурят на исповеди, и человек, пользуясь такой безнаказанностью, продолжает совершать грехи, опять идет на исповедь и опять получает прощение.

Иногда бывает и так: приходит человек на исповедь, говорит о тяжелых грехах, священник ему отвечает: «Знаете, с такими грехами все-таки нельзя причащаться, нужно принести покаяние, нужно, чтобы прошло какое-то время, чтобы впечатление в душе изгладилось». А он возмущается: «А почему меня раньше все допускали, почему это Вы меня не допускаете до Причастия? Вы не имеете такого права, я буду жаловаться на Вас архиерею». Вряд ли это спасительно и полезно для христианина.

С другой стороны, я знаю случай, когда один достаточно известный духовник наложил на человека епитимью, отлучив его от Причастия на пять лет. И тогда в нем произошел такой надлом, что он семнадцать лет вообще не ходил в храм. Потом все-таки опять обратился к Церкви и стал искать врачевания, стал искать того, кто сумел бы разъяснить ему все его недоумения. Кончилось тем, что он принял монашеский постриг, затем и священный сан. Поэтому, конечно, крайне важны и снисходительность, и строгость,— они должны как-то разумно сочетаться.

duhovnik.ru